90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Политолог И.Раимбердиева: Кыргызстан может стать счастливой страной

21.03.2014 10:25

Общество

Политолог И.Раимбердиева: Кыргызстан может стать счастливой страной

Индира Раимбердиева, политолог-конфликтолог, эксперт по традиционной культуре кыргызов, руководитель фонда «Кыргыз Озогу». Она считает, что Кыргызстан может стать счастливой страной, если последует опыту Бутана.

- Расскажите про Бутан. Как вы там оказались?

- В Бутан я поехала на конференцию по органическому сельскому хозяйству в горных системах. Туда я попала при поддержке фонда Кристенсен и сопровождала Айдаралиева Искендера Рыскулбековича, президента Федерации органического движения. Но поездка в Бутан вышла далеко за рамки сельского хозяйства. Во-первых, я осуществила свою мечту — поехала в страну, которая известна в мире тем, что смогла сочетать духовность с развитием государства. В Бутане внедрены принципы духовности в очень практические социальные системы.

Кыргызстану есть много чему поучиться у Бутана. Это удивительная страна. По данным статистики, первые автомобили появились в Бутане только в 60-х годах, а сейчас в эту страну за опытом в области органического сельского хозяйства и опытом государства, деятельность которого основана на духовности, приезжает весь мир. Бутан славится тем, что он смог переплавить основополагающие принципы буддизма в так называемые индексы валового национального счастья. Они провели индексацию очень серьезных духовных принципов в нормальные социальные индексы, то есть, например, они измеряют свое счастье тем, что у них чистая экология, тем, что они психологически здоровые люди, тем, что у них матери не пропадают на работе сутками. Они считают, что истинное благосостояние не в том, что мать зарабатывает деньги, а в том, что она проводит время со своими детьми и ее дети психически здоровы.

Экономика не должна довлеть, ей отведена определенная часть жизни, но есть другие параметры, не чисто экономического счастья. Бутан переплавил экономически ориентированные критерии развития общества на духовные.

Вот то, что у нас случайно сохранилась чистая экология — это ведь тоже часть нашего счастья...

- Все кричат, что промышленность разрушена, а это, выходит, сохранило нашу экологию.

- Конечно.

- А как конкретно духовные принципы работают в экономике Бутана?

- В Бутане есть Духовный совет по национальному счастью, в котором проходят экспертизу все инвестиционные проекты, любые внешние инициативы и внутренняя государственная политика. Если проекты или инициативы не соответствуют их принципам валового национального счастья, то они не проходят.

- Кто входит в этот Совет?

- Это монахи, которые имеют духовный сан и высокий общественный статус, это также просто люди, которые пользуются высоким авторитетом, как когда-то наши аксакалы в лучшем смысле этого слова.

Но самое главное — все члены этого Духовного совета не имеют никаких «левых» интересов. Они ни на что не претендуют — ни на власть, ни на ресурсы.

Вторая сторона — образование. В Бутане очень интересно построена система обучения. Ведь, сами понимаете, для того, чтобы повсеместно внедрить органическое сельское хозяйство, нужен определенный уровень сознания в обществе. В стране, ориентированной на экспорт сельскохозяйственной продукции или в урбанизированной стране, которая производит огромное количество сельскохозяйственной продукции, там выгода прежде всего, экология никого не волнует. Я поинтересовалась у бутанцев, как им удалось привить своему обществу принципы органического сельского хозяйства. Оказывается, начиная с садика и далее в школе дети воспитываются на ряде базовых принципов буддизма. Это альтруизм, умеренность, понимание того, что не надо иметь много, чтобы быть счастливым, забота об окружающей среде, осознание того, что место, где ты живешь, - это отражение тебя, уважение к старшим и так далее. Кстати, вы чувствуете, все это что-то очень знакомое? Таковы элементы и нашей традиционной культуры.

С самого раннего детства там прививаются эти принципы, потом идет начальное специфическое сельскохозяйственное образование, в котором они прививают уважительное отношение к труду и профессии фермера. У нас, например, колхозник уже давно непрестижная профессия. Мы только сейчас начинаем возвращать ценность фермерства. Когда сын мне несколько лет назад сказал, что он хочет быть чабаном, я внутренне встрепенулась, а потом подумала: «А что такого? Все предки у нас были чабанами». А сейчас я понимаю, что это большое счастье, что мой сын выбрал такую экологически чистую профессию. У них прививается органическое мировоззрение и экологически ориентированные знания. Там большая честь быть фермером. Потому что большинство населения занято сельским хозяйством. Очень духовные принципы они применяют в повседневной обычной жизни.

Удивительный народ. Его добродушие и открытость — это тоже один из принципов, на котором они строят свое развитие. Причем они не закрытый народ. В столице Бутана Тимпу все говорят на английском.

- Как там осуществляется власть государства?

- У них есть император. Он имеет очень высокий авторитет в обществе. Старший император, который ввел принципы валового национального счастья, умер года два назад. Его наследник проводит ту же политику. Исполнительная власть — это премьер-министр, профильные министерства. Есть там и оппозиция. В правительстве присутствуют женщины. Кисан Цом, которая занималась нами, замминистра сельского хозяйства. Блестяще образованная. Многие бутанцы получили образование на Западе. Но база, основа личности заложена с детства.

- А как у нас такое можно внедрить?

- Да, это важнейший вопрос. Восхищаться Бутаном — это одно, тем более за эти несколько дней я глубинно не изучила страну, но однозначно и очевидно, что это страна очень духовная, и определенные принципы духовности она на самом высоком правительственном уровне осуществляет. Это уникальный опыт для нас. Если поразмышлять по вопросу того, как у нас в Кыргызстане это можно сделать, то, наверное, можно сказать, что это вполне возможно.

Бутан был сравнительно закрытым, не сильно интегрированным в мировое сообщество. Страна полностью окружена горами, и хорошая коммуникация есть только с Индией. Возможно, это сыграло большую роль. Они как-бы законсервировались, и их духовность с их бытом и жизнью остались такими же, как и были. Но как эксперимент, как лаборатория она дала росток очень чистому продукту — духовно ориентированной модели управления. Их закрытость, на мой взгляд, позволила избежать соблазнов, типа, «джинсы, жвачка, поп-корн», у них не было такого процесса. Они все ходят в одинаковой одежде, примерно одинаковое жилье. Все очень скромно. Причем это не насильно, не навязывается грубо, как «равенство». Просто люди довольны тем, что у них есть.

- А какой у них уровень благосостояния?

- Уровень благосостояния и развития по западным меркам невысокий. Но вопрос не в том, что они какого-то конкретного уровня развития достигли по этим устаревшим меркам, вопрос в том, как они сделали большой скачок. Для нас интересна технология именно этого скачка. Стандарты экономического развития — это такая неоднозначная вещь. То, что мы называем общепринятым уровнем развития страны, имеет очень много побочных эффектов, начиная от социальных, экологических, вплоть до индивидуально-психологических проблем. Бутан, по моим предположениям, либо был закрыт, либо смог противостоять этим соблазнам благодаря своей духовности.

У нас другой случай. Если в Кыргызстане родится такая духовно ориентированная модель, то она будет очень интересной. В отличие от Бутана мы были кочевниками и попадали под разные виды влияния, начиная от царской России, Советского Союза и заканчивая западным влиянием. То есть мы утеряли все, прошли через всё, переболели всеми соблазнами, от всех вирусов, от всякого рода «измов» и западных, и восточных, мы привиты. Это очень большой плюс для нас. Это наше преимущество. Нам нужно заново обрести то, что у нас когда-то было. Теперь стоит вопрос, на основе чего это делать. Религии у нас не прокатят. Мы не религиозная страна, и ни одна религиозная система у нас не сможет служить основанием такой модели.

- А что может? По каким признакам искать?

- Нужен такой носитель духовности, который может охватить без насилия, без давления, без навязывания, без всяких заскоков, большое количество населения. А это наша традиционная культура. Она не рождает большой резонанс и противоречия в обществе. Традиционная культура может стать хорошей базой для духовности. Религия — очень индивидуальная сфера, пусть потом человек сам индивидуально выбирает, в какой системе он хочет быть. Так сложилось, что Бутан — очень буддистская, плюс монахоориентрованная страна, поэтому там такой опыт. У нас это может сработать именно на основе традиционной культуры.

- Сельское хозяйство у нас пока органическое. Хотя и вынужденно. Если его поставить во главу развития, оно тоже может стать новой основой духовности?

- Абсолютно. Я не аграрий, но я поняла на этой конференции, что духовность человека обязательно отражается на отношении к земле, на том, каким способом зарабатывает человек. В мире многие страны более 50 процентов своей аграрной продукции экспортируют, в то же самое время у них дефицит таковой внутри страны, и остальные 50 процентов они импортируют дешевых, но неполезных продуктов. У нас то же самое происходит в отношениях с Китаем. Мы классную продукцию экспортируем, а завозим заведомо вредную. Если посмотреть реестр, то по сути этот одни и те же виды продукции. Зачем вывозить органические продукты, если их не хватает самим?

- Материальная выгода.

- Да. И это следующий важный момент той системы, которая существует на данный момент в мире, на которой наживаются только крупные трейдеры. Сейчас система взаимоотношений стран такова, что правит экономика гегемонии больших государств, и это система одурачивания малых народов и стран.

Если народ духовный, он также относится к тому, что он выращивает на своей земле, и к тому, что он употребляет в пищу. В духовной среде говорят: «Мы есть то, что мы едим». Я как-то координировала деятельность нескольких ученых в нашей Академии наук. Они проверяли содержание пестицидов в сельскохозяйственной продукции. У меня волосы дыбом встали, когда я увидела, что мы едим.

- Как вы думаете, какие шаги нужно сделать Кыргызстану, чтобы стать счастливым?

- Мне интересно, кто из наших ездил в Бутан? И размышляют ли они после поездки о нашей стране, о том, как её поднять? Вроде все кричат о духовности, о традиционной культуре, но почему мы никак не можем встать с колен и выйти на какой-то уровень.

Во время этой поездки мы много размышляли с Айдаралиевым Искендером, что можно сделать в этом направлении, и пришли к выводу, что, во-первых, конечно, нужна концептуализация нашего духовного опыта. Во-вторых, это переведение такого опыта на язык современных знаний. Бутанцы при помощи специалистов из-за рубежа и своего Института на национальному счастью перевели эти духовные принципы в конкретные сферы деятельности — в политику, сельское хозяйство, образование, социальную сферу. Нам тоже надо начинать. Я уже говорила об их Духовном совете. У них огромную роль играют люди с духовным опытом и общепризнанные авторитеты. Только духовные люди способны на беспристрастное лидерство, им ничего не нужно взамен, у них нет корыстных мотиваций и амбиций. Наличие в обществе таких людей определяет способность общества выйти на другой уровень. Это люди, которые не заинтересованы в ресурсах, во власти, имеющие огромную духовную практику. Они сидят в сторонке и прорабатывают все важные для страны вопросы без какого-либо стремления к власти и должностям.

- А кто начал в Бутане весь этот процесс?

- За концепцией валового национального счастья стоял их император.

- К слову о роли личности в истории...

- Это была именно его личная инициатива. Он был просвещенный император, который склонял голову перед монахами, то есть он был управляем духовной когортой страны, он знал, что такое духовность и признавал духовные авторитеты, он жил в стране, где была и есть эта духовная элита. В результате они вместе создали эту модель. В память о нем сейчас каждый бутанец считает своим долгом жить по принципам валового национального счастья.

У нас вопрос концептуализации активно идет, сейчас очень много людей изучают, занимаются этим, прорабатывают аспекты. Но из уровня культуры на уровень социальных систем это никак не выходит. Этот процесс нужно обязательно форсировать в ближайшее время. В Бутане 10 принципов счастья. Точно также из нашей традиционной культуры надо вытаскивать основополагающие принципы, переплавлять их в очень прикладные понятия и вкраплять их в наши социальные системы — в политику, в экономику. Как мы это сможем — это вопрос открытый.

- Возможно ли у нас создать такой орган, который не будет иметь ни власти, ни доступа к ресурсам, а будет просто думать о стране.

- Этот орган в Бутане играет ключевую роль. Я подозреваю, что эта идея возникла у императора. Потом он позвал людей, которые за это могут ответить, и проработал с ними весь механизм. С институтом духовной элиты у нас, конечно, сложно. В более узком смысле это институт аксакалов, не замаранных, не заинтересованных во власти и деньгах. У нас есть люди, которых достала наша действительность и которые просто намыз учун хотят что-то сделать для страны. Пока реальна идея собрать вручную, штучно людей, которые не будут получать деньги, не будут иметь никаких привилегий и являются признанными общественными авторитетами.

- Сейчас каждая партия начнет орать, что именно она собирает таких людей.

- Вполне. Но основополагающий принцип — человек должен быть не замаран и не хочет быть «при делах».

Понимаете, что еще в Бутане было важно, буддизм - это индивидуальная система духовного самосовершенствования, ведь это не глобальная коллективная идея. Это конкретно люди, которые каждый день медитируют и осуществляют другие духовные практики. Поэтому у них люди с очищенным эго и очень серьезным духовным потенциалом.

В нашем случае я не говорю о паранормальных мистических пророках, я говорю об очень нормальных практических людях, у которых обузданный разум и очищенное эго. Это люди, которые во многом реализовались и в то же время хотят что-то сделать. Это люди на другом уровне сознания, без честолюбивых амбиций и материальных интересов.

Иначе мы не выберемся. Сколько лет я наблюдаю за средой, в которой идут бурления по поводу традиционной культуры. Конгломераты, инициативы, организации возникают, исчезают и снова появляются один за другим. Причина одна — нет нормально мотивированных людей. Крики о духовности и разговоры о ней — это не есть практическая духовность. В общественной среде из тех, кто предлагают свои патриотические услуги, есть разные категории людей. Одни ставят духовность как предмет своей деятельности, они кричат о духовности, они много говорят о ней, но в конечном итоге мотивация одна — получить от этой духовности какие-нибудь дивиденды — куда-то пробраться, чего-то достигнуть, да в конце концов просто самореализоваться, другая группа — это люди которые работают над собой, проходят очень сложный путь духовности, личностного роста. Работа над собой — это страшно тяжелая вещь. Когда у тебя семья, надо зарабатывать, крутиться в жизни, и при этом ты стараешься быть этичным, морально-нравственным, чистым человеком, ты веришь, что есть высшие стандарты и высшая цель человеческого существования. Есть такие люди, которые живут обычной жизнью, кто-то на базаре, кто-то в офисе. Но они живут нравственно. Поскольку в обществе нет сейчас мощной общественной силы в этом направлении, то каждый из них вносит свою лепту в развитие страны. Самая простая уборщица, если она правильно воспитывает своих детей, если она живет правильно, не кричит на каждом заборе, что хочет спасти Кыргызстан, но спасает себя, своего ребенка, свою семью, строит вокруг себя прекрасное человеческое окружение - это и есть те самые герои в простой жизни. Есть профессионалы, которые не разбогатели на взятках, живут с чистой совестью и на своих местах приносят пользу, третья категория - касиетту адамдар, а такие, действительно, есть у нас. Они не ушли в дебри сомнительных мистических дел, но обладают духовностью и знают, что за все в этой жизни есть ответ. Есть и патриоты, которые не отличаются супердуховностью, но несут в себе сильные социальные альтруистические мотивы. У меня есть такие знакомые, в них встроена боль за свою Родину. Возможно, они тоже потенциал. Настало время, когда нужно как-то прошерстить Кыргызстан в поисках таких людей и бросить клич всем, кто что-то может предложить стране, но они будут знать, что взамен они ничего не получат. Именно такие люди могут стать авторитетами, которых будет поддерживать весь народ, а значит и те, кто приходят во власть и должны служить народу. Вопрос духовного авторитета в нашей стране стоит очень остро. Счастья можно достигнуть, но одного ингридиента на сегодня не хватает - конгломерата патриотов, которые не имеют корыстных мотиваций. Вот такие люди еще могут помочь стране.

Еще раз подчеркну — это не те, кто орут на всех углах о духовности.

А концептуальная сторона — это параллельный процесс. Сейчас много людей, которые являются носителями этой концепции, но им надо отойти от личных интерпретаций и почистить свои мотивации, и собраться наконец-то в кучу хотя бы из национального самолюбия, объединиться и выработать, скажем, десять базовых принципов, которые можно внедрить во все системы. Например, в сельском хозяйстве это любовь к природе, к земле, в бизнесе — честность... И не надо насаждать это как идеологию, это не работает. Наука доказывает, что скачки в сознании людей не происходят от того, что где-то что-то продекларировано или кинуто в общество какой-то партией. Это работает только на практике. Поэтому основной наш потенциал — дети, которым все эти принципы в прикладном виде надо давать с самого маленького возраста через нашу традиционную культуру, нашу мифологию, наши ритуалы и так далее и через конкретные акции, которыми живут наши дети.

Вопрос подрастающего поколения очень остро стоит. Мы никак не можем привести в норму уже выросшее поколение, а между тем детей мы уже упускаем. Мы отдаем их непонятно в какие системы образования. Часть — это очень крупные сетевые организации, агенты влияния. Другая часть — это западно ориентированная манкуртизированная система. И третья часть — наша ужасная, почти разрушенная система постсоветского образования.

Как следствие, какими станут наши дети? Мы должны быть ориентированы на то, чтобы воспитать духовное поколение. Бутан это смог. Они, во-первых, сохранили идеи буддизма. А во-вторых, ввели идею валового национального счастья. У них идет формирование индивидуума, который, повзрослев, не будет уничтожать все аспекты общественной жизни. А у нас личность как таковая разрушена. Мы сейчас сломанных - переломанных пытаемся собрать, а вот воспроизведение не сломанных у нас не налажено. А ведь дети рождаются сейчас с новыми энергетическими способностями, у них сейчас возможности просто фантастические. Для Кыргызстана работа с детьми — это момент икс.

- Скажите, а воля власти нужна, учитывая, что наша власть в основном всегда ухудшала жизнь простого человека.

- В Бутане начальным импульсом стало намерение императора. Кто у нас должен это сделать? Остается два варианта: либо это должна быть какая-то группа людей, которая в микрокосме, лабораторным способом выбросит это в общество в надежде, что к этой идее, как магнит, притянет остальных людей, или что-то должно случиться с нашими людьми наверху, чтоб они добровольно дали пространство и шанс, чтобы такое движение развернулось и хотя бы этим поступком вошли в историю.

В любом случае надо собраться вместе и на индивидуальном уровне работать над собой. Сейчас многие традиционную культуру превращают в некий очень привлекательный продукт для рынка, начиная от бизнеса, заканчивая общественной деятельностью, темой для работы. Но это тоже естественная тенденция. Нам из этого культурного уровня надо выходить на что-то коллективное и более идеологическое.

Знаете, на этой конференции были люди из многих стран, они с грустью понимали, что у них в стране это практически уже невозможно сделать. А у нас это возможно.

Кыргызстан может эту модель реализовать, нас сама история к этому сподвигает.

Для справки:

В королевском правительстве Бутана работают 10 министерств для достижения целей валового национального счастья.

Министерство сельского хозяйства

Министерство экономики

Министерство образования

Министерство финансов

Министерство иностранных дел

Министерство здравоохранения

Министерство дома и культуры (Ministry of Home and Cultural Affairs)

Министерство информации и коммуникации

Министерство труда и человеческих ресурсов

Министерство работы и населенных пунктов (Ministry of Works and Human Settlement)

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

1 / 10
2 / 10
3 / 10
4 / 10
5 / 10
6 / 10
7 / 10
8 / 10
9 / 10
10 / 10

Источник информации: http://kg.akipress.org/news:594557

21.03.2014 10:25

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Феликс Шаршенбаевич Кулов

Кулов Феликс Шаршенбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
27 700

кыргызстанцев находятся в рабстве

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30