90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Туркменские реалии: газовые амбиции и слабые границы

01.04.2019 13:03

Безопасность

Туркменские реалии: газовые амбиции и слабые границы

Если боевики из Афганистана пойдут через туркменскую границу, остановить их может и не получиться.

Эксперты признают Туркменистан самым «слабым звеном» среди северных соседей Афганистана в плане противостояния терроризму. При этом Туркменистан явно намерен стать крупным игроком на мировом газовом рынке. Но в этом случае ему стоит позаботиться о безопасности — и не только трубопроводных проектов, но и собственных границ.

Между тем нейтральный статус государства мешает ему участвовать в коллективных организациях безопасности. Правда, Ашхабад довольно тесно сотрудничает в военном плане и с Россией, и с Китаем.

Об этом пишет исследователь Мурат Лаумулин в работе «Современный Туркменистан в поисках выхода из транспортно-коммуникационной ловушки».

Туркменистан и Россия — история отношений

Лаумулин напомнил, что Россия одной из первых признала статус постоянного нейтралитета Туркменистана. Две страны поддерживали друг друга на международной арене, включая и ООН. Сотрудничали и в экономических сферах, начиная от агропрома и заканчивая транспортом.

— Необходимо подчеркнуть активное развитие Туркменистаном связей с крупными промышленными, научно-образовательными и культурными центрами России, — пишет Лаумулин.

Что касается энергетического сектора, до середины 2000-х Россия была практически единоличным покупателем туркменского газа. Только сравнительно недавно Китай составил конкуренцию, а потом занял и лидирующие позиции.

— В 2006-2008 гг. почти весь туркменский газ шел в РФ (это примерно 41-42 млрд куб. м в год). В свою очередь «Газпром» закупал туркменский газ по цене в 3-5 раз ниже, чем на европейском рынке, а затем перепродавал по более высокой цене. Ситуация кардинально изменилась в 2009 году, после аварии на газопроводе Средняя Азия – Центр, — пишет эксперт.

Есть и другое мнение: конфликт с «Газпромом» мог возникнуть из-за проекта строительства газопровода Восток – Запад. Он должен был присоединиться к планировавшемуся Прикаспийскому газопроводу с Каспия в Россию. Планировалось, что строить его будет как раз «Газпром». Тогда Москва гарантировала бы себе дальнейший контроль над потоком туркменского газа в европейском направлении

Друзья или конкуренты?

— Однако соглашение подписать не удалось. Ашхабад настаивал на том, чтобы из текста был исключен пункт о присоединении газопровода Восток – Запад к Прикаспийскому. Немного позднее туркменская сторона объявила международный тендер на строительство газопровода Восток – Запад. В результате инцидент со взрывом газопровода привел к длительному прекращению поставок газа туркменской стороной, — отметил Лаумулин.

Поставки в Россию возобновились только в январе 2010 года, но объемы сократились в четыре раза. Хотя эксперт допускает, что закупки столь серьезно сократились, потому что Россия в принципе не нуждается в большом импорте. А «Газпром» предпочитает хотя бы частично поддержать свою добычу в РФ.

Тем временем Туркменистан и Россия даже начали конкурировать в поставках газа в китайском и индийском направлениях. Несколько лет назад обсуждалась возможность участия «Газпрома» в строительстве ТАПИ. Например, в обмен на право концерна поставлять газ в Индию и Пакистан. Но Ашхабад идею не поддержал.

— Поэтому, исходя из всего этого, в Москве могли принять решение о нецелесообразности дальнейшего финансирования своего потенциального конкурента в лице Туркменистана, — пишет Лаумулин.

Эксперт предположил, что в «газовом конфликте» свою роль могут играть стратегические геоэкономические соображения. Газопровод Восток – Запад может представлять серьезную угрозу для российских интересов, так как в случае запуска «Южного газового коридора» строительство транскаспийского газопровода становится лишь вопросом времени.

Москва полезна Ашхабаду, а Ашхабад — Москве

Тем не менее Туркменистан и Россия продолжают сотрудничать, например, в военно-технической сфере. Хотя и здесь история отношений оказалось непростой, а в последнее время поменялись и внешнеполитические приоритеты Ашхабада.

Лаумулин вкратце обрисовал историю вопроса.

  • Почти пять лет после объявления нейтралитета россияне помогали охранять границы.
  • В 1994 г. Ашхабад начал сотрудничать с НАТО по программе «Партнерство ради мира» и сократил взаимодействие с Москвой.
  • В 2016 г., после почти десятилетней напряженности наметилась активизация военно-политических связей. При этом Ашхабад заявил о готовности сотрудничать с Россией в области безопасности.

В октябре 2017 году в ходе официального визита Путина в Ашхабад появилось соглашение о стратегическом партнерстве. При этом сохранение стабильности в прикаспийском регионе стало главным приоритетом.

В 2018 году на саммите в Актау Бердымухамедов вместе с Конвенцией о правовом статусе Каспия подписал протоколы о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств, а также в области борьбы с терроризмом и оргпреступностью.

Сейчас есть более 20 документов, предусматривающих расширение военных связей — Москва, например, гарантирует помощь в экстренных ситуациях.

— Сближение двух стран, безусловно, выгодно и России, и Туркмении. Для Ашхабада это облегчает поиск компромиссов при решении спорных вопросов, связанных с продвигаемыми им проектами новых маршрутов экспорта газа. В более широком смысле – поддержка России укрепляет позиции Туркмении перед лицом внешних угроз. Для РФ развитие отношений с Ашхабадом наибольший интерес представляет с точки зрения обеспечения безопасности ее южных рубежей, — пишет Лаумулин.

Одновременно Ашхабад усиливает сотрудничество в военно-технической сфере и с Китаем. В первую очередь все больше закупая современное вооружение (системы ПВО, РЛС, комплексы связи, беспилотные аппараты). Эксперт считает, что одновременно все активнее работают программы обучения персонала, возможно, и на туркменской территории.

— Таким образом, быстрый прогресс КНР в их разработке и производстве конвертируется в активизацию политического сотрудничества со странами – партнерами Китая, — отметил он.

Выдержит ли Туркменистан удар исламистов?

Газоэкспортная стратегия Туркменистана требует обеспечения безопасности, и в первую очередь способности отражать внешние угрозы. Самая главная из этих угроз идет со стороны Афганистана. Однако у страны официально нейтральный статус, поэтому туркменские власти не желают вступать в организации коллективной безопасности. Максимум двусторонние отношения.

Между тем исследователь предполагает, что Россия продолжит попытки вовлечь Туркменистан в военные связи. Например, Объединенную систему ПВО государств СНГ, в которой он формально состоял с 1995 года.

— Республика начинает осознавать опасность соседства с Афганистаном, главным источником угроз в современном мире, а также стремится сохранить авторитарную форму правления. Это диктует необходимость создания сильной армии, тем самым формируя интерес России. Однако без помощи внешних сил модернизация туркменских Вооруженных сил не реальна. Ашхабаду нужен надежный если не союзник, то предсказуемый партнер. Россия готова поддержать безопасность если не режима, то газовых контрактов (то, что от них осталось), — считает Лаумулин.

При этом многие эксперты признают Туркменистан самым слабым звеном среди северных соседей Афганистана. Таджикистан и Киргизия входят в ОДКБ и ШОС, имеют на своей территории российские базы. Узбекистан имеет достаточно боеспособную армию и активно сотрудничает с НАТО. Кроме того, граничащие с республикой афганские провинции с согласия НАТО взяты под протекторат Ташкентом.

Теперь тот самый нейтральный статус может сослужить дурную службу, мешая в полной мере противостоять террористическим угрозам. Между тем, если Туркменистан хочет стать активным игроком на энергетическом рынке, ему нужно серьезно задуматься над собственной безопасностью.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Гурбангулы Бердымухамедовым

01.04.2019 13:03

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Улан Сапарбекович  Чолпонбаев

Чолпонбаев Улан Сапарбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

17,46 млн человек

составляет численность населения Казахстана

«

Июнь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30