90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

К вопросу: Какое отношение имеет Алишер Навои к Узбекистану и где его Родина? Часть I

К вопросу: Какое отношение имеет Алишер Навои к Узбекистану и где его Родина? Часть I

Введение

В конце 80-х годов ХХ века вдохновленный идеями «перестройки» я начал исследовать суфийские взгляды Навои и обнаружил что, в рукописных источниках очень многие моменты жизни Алишера Навои не сходятся с описаниями В.Бартольда и последующих исследователей Навои. Я решил перепроверить ссылки прежних ученых и сверить насколько точно они излагали сведения и   интерпретировали их. Каково же было мое удивление, когда перед моими глазами начали рушиться «железобетонные стены», прочно осевшие в наших мозгах представления о жизни великого поэта и государственного деятеля. Мною был подготовлен ряд статей. Но к сожалению, ни одна редакция журналов и газет не осмеливалась публиковать их. Публикация означала признание прежней методологии  подхода  к личности, а схему биографии поэта утратившим силу. Мои взгляды посчитали вызовом старшему поколению –столпам навоиведения. Мне не оставалось ничего, кроме как делиться  своими открытиями в кругу молодых ученых и друзей. 

Только после приобретения независимости Узбекистана в 1991 году  появилась возможность публиковать накопившиеся около десятка статей, которые стали сенсационными и обсуждались чуть ли не во всех аудиториях высших учебных заведений. И вот спустя 27 лет опять пришлось вернуться к этой теме: все таки поэтом какого народа вправе считаться Навои и что связывает его с узбекским народом. К этому подтолкнуло меня опубликованная 20 июля 2018 года статья в интернет –издании «Фергана.ру» под заголовком  «Визирь на службе у народа. Как Алишер Навои стал советским узбекским поэтом», автор которого  научный сотрудник Института Востоковедения РАН Артем Космарский. Он прикрываясь под предлогом рецензирования некой статьи корейского советолога  Борам Шина явно пытался внести раскол между двумя народами. «Собака лает, а караван проходит», так гласит народная мудрость. Кажется попытка не удалась. Но тем не менее, я решил ответить на нарочито «непонятные» вопросы, поставленные крайне в пренебрежительном тоне.   

Язык Навои

Интерес к личности Навои берет начало еще в его эпоху и не прекращается и по сей день. В XIX веке с появлением не многочисленных работ в западной ориенталистике возрос бурный интерес к жизни и творчеству Алишера Навои.  По большому счету акцент делался на его меценатской деятельности как государственного мужа и заслугах в развитии тюркского языка и литературы. Библиотекари описывающие восточные рукописи с особым вниманием  обращались к произведениям Алишера Навои, оставляя свои ремарки об отличительных чертах поэта. В энциклопедиях начали отводить отдельное место для Алишера Навои. Несомненно, причиной появления интереса к Навои среди русских востоковедов были сведения миссионеров занимавшихся в Средней Азии сбором материалов  в период подготовки вторжения России с целью колонизации земель междуречья, т.е. территории между Амударьей и Сырдарьей. В сведениях нередко упоминалось имя Алишера Навои, о высокой почитаемости его личности и популярности его произведений среди узбеков. Уровень образованности населения в городах несколько удивляла чужестранцев. Действительно, чуть ли не в каждой второй семье хранились рукописи  со стихами Навои и бережно хранились наряду с Кораном и другими священными книгами. 

Во всех селениях Туркестанского края, как стала называться русскими нынешняя территория Узбекистана,  существовали так называемые кружки чтецов Навои (Навоийхонлик давралари),где образованная часть населения устраивала навоийские чтения, комментируя философские подтексты, скрытые между  строками поэм и газелей. Ради справедливости  необходимо заметить, что наиболее глубоко изучившим феномен Эмира Алишера был М. Никитский.  Он исследуя Навои в своей магистерской диссертации пытался  более подробно, нежели предыдущие ученые, приводить  сведения  известных современников  о Навои, таких как Давлатшах Самарканди, Сом Мирза, Мирхонда и Хусейна Бойкары. Его работа, в основном, носит ознакомительный характер , но представляет для нас большой интерес его взгляд на историю возникновения этнонима чагатайского языка, каким считался язык общирного населения Мавераннахра. В частности, он пишет: «Туркестан, издревле славился плодоносными своими долинами, богатыми рудами, красотой лесов и вод , был любимым местом пребывания государей из дома Чингиза и Тимура. Всякий раз как  только  могли они уловить несколько свободных минут для отдохновения от утомительных войн, то с особенным удовольствием любили они удаляться в уединение прекрасных долин Согдианы. Один из сыновей Чингизхана Джагатай, дал имя своё области и его  имя сделалось названием страны и языка. Под покровительством государей, умевших ценить и вознаграждать усилия гения, литература Джагатайская достигла полного своего развития. Наречие Джагатайское есть язык большей части независимого Туркестана».  

Никитский особо подчеркивает, что этот язык блестяще выразился в творчестве Алишера Навои. Он не сомневался в том,  что корни поэта уходят в этот край, а джагатайский язык не что иное  как староузбекский язык, существовавший за много веков  до Амира Тимура в землях,  включающих в себя Самарканд, Хиву, Андижан, Шахрисябз  и Бухару. Захириддин Мухаммад Бабур в своем «Бабур-наме пишет что, народ Андижана говорил на том языке на котором писал Алишер Навои, подчеркивая что  его родным наречием был андижанский диалект. 

Навои и Узбекистан

Навои принадлежит не только узбекам, но и всему  тюркоязычному миру. В 20-е годы ХХ века  вдохновленные обещаниями В.Ленина о представлении автономии и свободы окраинам, в частности, республикам Средней Азии и Закавказья, тюркоязычные народы  сочли первым делом отдать дань уважения заслугам Алишера Навои - основателю литературного тюркского языка. В связи с 500-летним юбилеем гениального мыслителя по мусульманскому календарю (хиджра) в 1926 году в Баку под девизом «Алишер Навои – великий тюркский поэт» был проведен  «Первый курултай тюркологии». В нем участвовали и представители из Ташкента. Главное внимание на курултае было уделено вкладу Навои в развитие тюркских языков, его статусу как государственного деятеля и идеям роста национального самосознания. Настрой курултая, естественно, мог вызвать неожиданные конфузы для партократов коммунистического тоталитарного строя. Все русские востоковеды срочно были мобилизованы на исправление ситуации. Трактовка жизни и творчества Навои, отраженная в материалах курултая, была сочтена противостоящей тогдашней идеологии и пропаганда этих выступлений встретила серьезные препятствия. Срочно возникла необходимость проведения конференции по Навои, стоящей, по выражению коммунистов, на «социалистической платформе». Целью этого научного собрания было воспрепятствование пропаганде среди народов «пантуркистских идей» Бакинского курултая и показать величие Навои через образ представителя простого народа, выступившего против господствующего класса феодалов и клерикалов. Ташкент по праву должен  был стать местом проведения конференции. 

Ни в какой стране так не любили Навои как в Узбекистане. К примеру достаточно взглянуть на количество той мизерной части уцелевших  и взятых на государственное хранение произведений Навои, переписанных в последней четверти XIX - начало ХХ века. Больше двухсот рукописей произведений из 254 , которые хранятся в рукописном фонде ИВАН Республики Узбекистан переписаны в XIX веке. Даже ханы целенаправленно издавали указы на переписку произведений  Алишера Навои с целью распространения их в виде подарков. Так,  в заключении одного сборника газелей Навои , храняшемся под инв. № 1709  читаем, что указом Кокандского хана  Муҳаммад Алихона в 1838 году было переписано за 6 месяцев триста экземпляров сборника газелей «Чор девон»  с дорогим переплетом"4 . Поэтому проведение в Ташкенте юбилея Навои, пусть даже «на социалистической платформе», был естественным выбором, который не вызвал бы никаких возражений со стороны всего тюркоязычного мира, а не «стремлением  узбекизации» как преподносит это А.Космарский, ссылаясь на Борам Шина. Но ради справедливости необходимо отметить, что Ташкентская конференция должна была повернуть взгляды на Навои в нужное для коммунистического режима русло идеологии. Как наилучшим проявлением такого исследования явился фундаментальный труд  В.В.Бартольда «Мир Али Шер и политическая жизнь» . Он создал образ Навои, в корне отличающиеся от того образа, который утвердился в сознании масс. Навои был изображен как представитель трудового народа, как ярый противник эксплуататорского класса, ненавистник шахского режима, в целом, из-за этого претерпевшего много бед со стороны султана. Сценарий жизни Навои, представленный В.Бартольдом явился направляющим вектором  в ХХ веке на фоне усилившегося внимания западных и советских, в том числе тюркоязычных исследователей к жизни и деятельности Навои.

Амир Тимур и предки Алишера Навои

Из первоисточников, имеющих отношение к эпохе поэта, в частности в историческом произведении Абдурраззака Самарканди «Матлаи саъдайн ва Мажмаи бахрайн», которое было написано  в 1467-1470 гг. в Герате, говорится, что «предки  Эмира Алишера испокон века состояли в ряду высочайших эмиров. В период Умаршайха Мирзы (второй сын Амира Темура) честь стать кукальташом (молочным братом) выпала на их судьбу…». В других источниках того же периода, в знаменитых исторических трактатах «Равзат ус -сафо» Мирхонда и «Хулосат ул-ахбор» Хондамира тоже находим подтверждение   этому. Сам Навои тоже не отрицает этого: мои деды и прадеды  до седьмого колена были служителями величественного порога (династии Амира Тимура), не просто служителями, а потомственными ближайшими из ближайших…» , а в другом месте еще ярче представляет говоря о том , что «предки сего нижайшего были служителями его величества (Хусейна Бойкаро) и каждый из них являлся жемчужиной страны и львами леса храбрости». 

Стало быть, предки Навои были ближайшими персонами дворца Амира Тимура, а как свидетельствуют историки, конкретно история сближения предков Навои и Султана Хусейна Бойкары восходит к второму сыну Амира Тимура (1336-1405) Умаршайху (1356-1394).  Известно, что Амир Тарагай, отец Амира Тимура  (умер в 1360) был родом из Шахрисябза, ныне ( город Шахрисябз Кашкадарьинской области Узбекистана), а мать Тегина Хотун (умерла в 1353 г.) родом из Бухары.  По истории тимуридов, имеется несколько исторических трактатов, где   приводятся ценные сведения о его походах.  В них четко указано, что период с 1362 года по 1370 год был периодом борьбы Тимура за трон Мовароуннахра.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
70%

имамов в Кыргызстане не имеют религиозного образования

«

Август 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31