90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как победить «серый» импорт в ЕАЭС?

19.09.2017 09:15

Экономика

Как победить «серый» импорт в ЕАЭС?

Россия предлагает партнерам по ЕАЭС ввести перечень потребительских товаров, подлежащих обязательной маркировке. Тем самым Москва намерена бороться с «серым» импортом и контрафактом, которые наносят российской экономике огромный ущерб.

4 сентября первый заместитель министра финансов РФ Татьяна Нестеренко в интервью «Российской газете» привела сенсационные данные о том, что доля «серой» торговли между странами Евразийского экономического союза в некоторых отраслях достигает 70%. Результатом этого является не только уход от уплаты налогов, но и прямой ущерб для собственных производителей, которые, выплачивая все налоги и взносы, поставлены в невыгодное положение и конкурировать с нелегальным импортом не в состоянии. Поэтому борьбу с контрафактом Москва считает одной из приоритетных задач развития ЕАЭС, которая должна быть решена как можно скорее.

Одним из главных каналов поставок в Россию контрафактной продукции является Средняя Азия, и в частности Киргизия. Несмотря на то, что она уже два года официально является участником ЕАЭС, контроль на киргизско-китайской границе оставляет желать лучшего. До вступления в ЕАЭС двумя основными отраслями экономики Киргизии, связанными с КНР, являлись торговля на вещевых рынках и швейная промышленность. До 70-80% продаж «Дордоя» – крупнейшего вещевого рынка региона, расположенного под Бишкеком, составляли китайские товары.

Большая их часть перепродавалась в Россию, Казахстан и Узбекистан, тогда как на внутреннее потребление оставалось всего 20-25% китайского импорта. На китайских тканях и фурнитуре работает и швейная промышленность страны. До 90% ее продукции экспортировалось в Россию и другие страны СНГ. Нередко эти товары являлись китайским реэкспортом, страной происхождения которого была указана Киргизия.

Обеспечить прослеживаемость товаров можно с помощью современных технологий – маркировки специальными чипами, которые позволяют мгновенно опознать поддельные метки и крайне затрудняют условия для продажи нелегальных изделий. Опыт такого рода у ЕАЭС уже есть. С 12 августа прошлого года на территории Союза была введена обязательная маркировка меховых изделий контрольными (идентификационными) знаками, в отсутствие которых приобретение, хранение, использование, транспортировка и продажа немаркированных предметов верхней одежды из меха запрещалось.

По оценкам экспертов, доля такой меховой продукции, пошитой на подпольных фабриках или же ввезенной в Россию без уплаты налогов, достигала 70-85%. Попросту говоря, большая часть шуб и другой верхней одежды из меха продавалась в РФ нелегально. Поэтому в ЕЭК решили реализовать пилотный проект по введению Единой системы маркировки товаров именно на этом рынке.

Оценить эффективность этого эксперимента на сегодняшний день, как отмечает Т. Нестеренко, пока сложно, поскольку еще не распроданы товары, ввезенные до начала действия соглашения и промаркированные как остатки. Но количество участников рынка, зарегистрированных в системе маркировки, выросло на 20% и уже достигло 8600. Произошло это либо за счет вновь зарегистрированных предприятий, либо тех, которые ранее не отражали сведения о своей деятельности в отчетности. Оборот товаров по сравнению с данными маркетинговых исследований за предыдущий 2015 год вырос в 5 раз – с 8,5 до 50 млрд. рублей.

Задекларированный импорт меховых изделий из РФ, по данным Федеральной таможенной службы, в весовом выражении вырос на 20,8% (на 73,5 тонны), а в стоимостном – на 17,2% (19,1 млн. долл.). То есть значительная часть бизнеса, занятого в торговле меховой одеждой, предпочла легализоваться и начала работать с новой системой маркировки товаров.

На разных рынках доля теневого оборота может заметно различаться. Так, на рынке лекарств и лекарственных изделий теневой оборот незначителен и, по данным Минфина, составляет от 1 до 2%. Связано это с тем, что производство и продажа лекарств подвергается жесткому нормативному регулированию. На других рынках, наоборот, небольшой может быть доля легального оборота.

По данным исследования, проведенного недавно Министерством промышленности и торговли РФ, объем незаконного оборота в легкой промышленности достигает 1,38 трлн. рублей и занимает треть всего рынка. Причем Россия здесь далеко не одинока. В Казахстане объем нелегального оборота продукции легкой промышленности, по данным Всемирного банка, составляет 2 млрд. долл., а по оценке Ассоциации предприятий легкой промышленности республики, он еще выше. При этом внутреннее производство удовлетворяет всего 10% от совокупного объема спроса на продукцию легпрома.

В августе этого года президент РФ В. Путин на совещании по развитию легкой промышленности назвал контрафакт одной из системных и хронических ее проблем. По его словам, в 2013 г. доля нелегального оборота легкой промышленности на внутреннем рынке составляла 39%, или примерно 1,1 трлн. руб., и к настоящему времени снизилась всего до 33%. «Речь идет о борьбе с контрафактом и контрабандой, которые не только подрывают конкуренцию на внутреннем рынке, но и несут явную угрозу здоровью потребителей, – подчеркнул президент. – …Именно в зачистке рынка от сомнительной продукции заключен, на мой взгляд, важнейший ресурс для развития легкой промышленности».

О масштабе проблем говорит тот факт, что общий оборот нелегальной продукции на потребительском рынке РФ за 2015 г. оценивался экспертами Высшей школы экономики в 2,5 трлн. рублей. То есть почти половина нелегального оборота приходилась именно на продукцию легпрома.

Но поскольку у России и стран ЕАЭС существует общий рынок, и таможенные границы между ними отсутствуют, решить проблему борьбы с контрафактом можно только общими усилиями. Одним из ключевых инструментов решения этой проблемы и должно стать внедрение механизма прослеживаемости товаров. В мае этого года Евразийская экономическая комиссия создала рабочую группу по вопросам маркировки товаров, в состав которой вошли как представители самой ЕЭК, так и всех пяти государств ЕАЭС. Россия, со своей стороны, предложила на рассмотрение группы список товаров, которые необходимо маркировать средствами идентификации. В их числе – лекарственные средства, духи, некоторые предметы одежды и обуви, постельное, столовое, туалетное и кухонное белье, пневматические шины и покрышки, а также фотокамеры (кроме кинокамер), фотовспышки и лампы-вспышки. Финальный вариант этого перечня, по словам Т. Нестеровой, рассматривается сейчас странами ЕАЭС.

Сложность заключается в том, что действующие в Евразийском союзе национальные системы маркировки товаров существенно различаются. К маркировке предъявляются разные требования, она охватывает различное количество товаров, а между странами ЕАЭС отсутствует система передачи информации о маркированных товарах. По данным ЕЭК, в Белоруссии и Армении на сегодняшний день маркируются уже несколько десятков товаров, в России – шубы и лекарства, а в Казахстане и Киргизии – только шубы, маркируемые в рамках пилотного проекта ЕАЭС. Все эти отдельные системы таможенных служб и других госструктур предстоит объединить в рамках единой информационной системы ЕАЭС. Но для начала необходимо определиться с тем, какие все-таки товары предстоит маркировать, и выработать общие требования к тому, как именно будет производиться маркировка.

В июне этого года член коллегии (министр) по торговле ЕЭК Вероника Никишина на заседании рабочей группы по вопросам маркировки предложила два варианта ее создания. Первый из них предполагает использование унифицированных подходов и механизмов, которые позволят организовать единообразное применение государствами ЕАЭС систем маркировки. Второй вариант предусматривает возможность использования двумя и более странами ЕАЭС национальных систем маркировки, которые будут взаимодействовать между собой. И в том и в другом случае предстоит выработать общий перечень маркируемых товаров.

Общие требования к системе маркировки должны быть определены международным договором. Вопросы определения перечня товаров, сроков введения, средств и способов маркировки, а также передаваемой в рамках работы системы информации предлагается отнести к полномочиям ЕЭК, а национальным государствам оставить функции фиксации в законодательстве требований к участникам оборота и составу передаваемы в систему сведений.

Если ЕАЭС удастся внедрить механизм прослеживаемости товаров и достичь в деле борьбы с контрафактом успехов, на потребительском рынке неизбежно произойдут заметные положительные перемены, которые ощутит большинство потребителей.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Владимиром Путиным

19.09.2017 09:15

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

460$

ежемесячная зарплата главы таможни Кыргызтана в 2016 году

«

Ноябрь 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30