90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Инвестиционный портрет Казахстана: рейтинг – высокий, прогноз – негативный

23.03.2017 10:23

Экономика

Инвестиционный портрет Казахстана: рейтинг – высокий, прогноз – негативный

По итогам исследования, проведенного Экспертным центром «Евразийское развитие», Казахстан уверенно лидирует в рейтинге инвестиционной привлекательности среди стран Центральной Азии и Южного Кавказа. При этом, однако, оценивая перспективы республики, эксперты склоняются в большей степени к негативному прогнозу. Главные аргументы в подобной позиции – грядущее испытание политической системы страны транзитом власти, а также отсутствие эффективных драйверов экономического роста.

Аналитический доклад «Карта инвестиционной привлекательности стран Центральной Азии и Южного Кавказа», подготовленный Экспертным центром «Евразийское развитие» (ExpertCenterEurasianDevelopment, ECED), был представлен на днях в Москве, на площадке МИА «Россия сегодня».

Как отметил на презентации руководитель ECED, руководитель аналитической группы Института востоковедения РАН Станислав Притчин, целью исследования было создание рейтинга стран Центральной Азии и Южного Кавказа, дающего понимание том, какие из них наиболее перспективны, потенциально прибыльны для инвесторов и безопасны с точки ведения бизнеса, защиты прав собственности.

- Изначально мы ставили целью проанализировать именно инвестиционную составляющую. Но поскольку страны региона отметили недавно 25-летие обретения независимости, также было интересно посмотреть, каким образом за четверть века государства сумели выстроить не только новые экономические модели, но и каких успехов они добились в целом. Эти 25 лет были не только первыми шагами на пути независимости, но и первыми шагами в построении рынка, и это осложняло задачу для всех участников, потому что не было ни соответствующей инфраструктуры, ни соответствующих компетенций, - констатировал С.Притчин.

Как отмечают разработчики, оценка инвестиционной привлекательности проводилась на основе анализа развития выделенных стран, оценки устойчивости работы политических институтов, оценки экономических потенциалов, открытости и «дружелюбности» в отношении внутренних и иностранных инвесторов. И, поскольку все страны Центральной Азии и Южного Кавказа, а также работающие в них компании, присутствуют в ведущих профессиональных страновых рейтингах, в подготовке доклада использовались данные исследований Doing Business, кредитные рейтинги Moody’s, Fitch, Standart&Poor’s, а также оценки уровня коррупции и открытости экономики Transparency International.

В преамбуле к пострановым итогам исследования специалисты ECED отметили некоторые общие для всех государств аспекты.

В частности, они констатировали, что за четверть века странам региона за редким исключением «не удалось достичь серьезных успехов в создании конкурентной, диверсифицированной, открытой экономики, с действенной системой защиты частной собственности и прав инвесторов. Более того, в основном страны региона не ставили для себя подобной цели, и с самого начала независимости максимально использовали промышленное наследие СССР, использовали сформировавшийся уклад экономики».

Вместе с тем, исходя из постулата о том, что в современном мире без привлечения инвестиций и новых технологий ни одно государство не может рассчитывать на качественное развитие, страны Центральной Азии и Южного Кавказа с разной степенью успешности работали над улучшением инвестиционного климата в исследуемый период.

И согласно оценкам ECED, наибольших успехов в этом процессе достиг Казахстан. Страна, что вполне ожидаемо, возглавила рейтинг практически по всем параметрам. Далее места распределились в такой последовательности: Грузия, Азербайджан, Армения, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан.

К сильным сторонам Казахстана эксперты отнесли мощный экономический потенциал, основанный на богатых запасах природных ресурсов, емкий рынок (17 млн. человек плюс рынки стран ЕАЭС), ориентированную на привлечение инвесторов законодательную базу, наличие программ по развитию несырьевой экономики.

Однако при наличии благоприятных факторов лидерства, позиции страны в международных рейтингах в последние несколько лет не отличались стабильностью.

Так, в 2014 и 2015 годах Standart&Poor’s пересмотрел суверенный рейтинг РК до BBB. По итогам 2016 года, компания дала республике BBB- c негативным прогнозом, Fitch опустил рейтинг с BBB+ до BBB со стабильным прогнозом, Moody’s в апреле 2016 повысил рейтинг cBaa2 (май 2015) до Baa3, но, опять же, с негативным прогнозом.

В рейтинге DoingBusiness Казахстан в 2016 году занял 41 место — наилучший показатель среди стран Центральной Азии. При этом годом ранее страна находилась на 49 месте, а в 2011 — на 59-м.

В рейтинге восприятия коррупции в 2016 году от Transparency International республика набрала 29 баллов и заняла 131 позицию. Годом ранее позиция была другой: страна набрала 28 баллов и заняла 123 строчку.

По основным макроэкономическим показателям Казахстан, население которого составляет 17,4 млн. человек, а доля занятых в экономике — 8,79 млн. человек, в 2016 году оставался в неблагоприятной зоне. Рост ВВП по сравнению с предшествующим годом составил лишь 0,4%. Об относительном неблагополучии экономики свидетельствует существенное увеличение размера государственного долга страны — с 12,9 % ВВП в 2015 году до 23,3 % ВВП в 2016 году.

По итогам прошлого года также наблюдался повышенный уровень инфляции — 8,5%. При этом, безработица в 2016 году оставалась на невысоком уровне и составила, по официальным данным, 5%. Размер ВВП на душу населения в 2016 году составил около 10,6 тысяч долларов. Торговый баланс Казахстана оставался отрицательным из-за низкой стоимости углеводородов — основной статьи экспорта страны.

В анализе специалистов ECED большое внимание уделено вопросу транспортной доступности. И это закономерно, поскольку в условиях удаленности от мировых рынков и в отсутствие выходов к морю развитость транспортной инфраструктуры становится важнейшим индикатором инвестиционной привлекательности.

В этом сегменте важно отметить, что Казахстан, несмотря на значительную территорию, обладает достаточно широкой и диверсифицированной транспортной системой.

Основные экспортные продукты республики – углеводородное сырье – в настоящее время поставляется на рынки по следующим ключевым направлениям: через Россию (нефтепроводы Тенгиз-Новороссийск, Атырау-Самара, система газопроводов Средняя Азия-Центр), в Китай (нефтепроводы Кенкияк-Кумколь, Атасу-Алашанькоу, система магистрального газопровода Центральная Азия-КНР и строящийся внутренний газопровод Бейнау-Бозой-Самсоновка, который должен позволить Казахстану поставлять свой газ в КНР), через Каспийское море танкерами – в Азербайджан, Иран и Россию.

В рамках реализации проекта Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП) завершается строительство казахстанского участка Международного транспортного маршрута, автомобильной дороги «Западная Европа – Западный Китай».

В целом республика напрямую участвует в трех направлениях Евразийского трансконтинентального коридора ЭПШП: Китай – Казахстан – Россия – Европа, с выходом к Балтийскому морю; Китай – Казахстан – Азербайджан – Грузия – Турция – Европа, в рамках международной программы TRACECA, с выходом к Черному и Средиземному морям; Китай – Казахстан – Туркменистан – Иран – Пакистан, с выходом к Персидскому заливу и Индийскому океану.

В настоящее время уже запущено два направления Трансазиатской железнодорожной магистрали: северная ветка «Ляньюньган – Достык – Астана – Петропавловск – Екатеринбург – Москва – Брест – Гамбург», а также центральный коридор, который пересекает казахстанско-российскую границу в западных районах РК на маршруте «Ляньюньган – Достык – Астана – Озинки – Москва – Брест – Гамбург».

Также в 2014 году введена в эксплуатацию железная дорога «Иран – Туркменистан – Казахстан».

С учетом приведенных данных, рейтинг Казахстана по параметру транспортной доступности воплотился в высший балл. При этом позитивно проявился и еще один параметр – наличие программ по экономическому развитию и реформированию, которых в республике существует немало, и по качеству которых Казахстан является региональным лидером.

С 2015 года в стране реализуется программа инфраструктурного развития «Нурлы Жол», направленная на развитие транспортно-логистической и индустриальной инфраструктуры. Ее сопряжение с китайской инициативой ЭПШП позволяет активно привлекать кредитные средства из КНР.

По мнению экспертов, программа «НурлыЖол» имеет положительный эффект в развитии альтернативных секторов экономики и в улучшении транспортной инфраструктуры Казахстана. При этом ее недостатком является малая ориентированность на интересы малого и среднего бизнеса, что не способствует демонополизации экономики страны. А именно в этом сокрыт значительный потенциал экономического роста.

В целом, оценивая реализуемые в Казахстане программы развития, эксперты ECED подчеркивают: основной задачей властей в сфере экономики является изменение экономической модели – постепенный уход от преимущественной ориентации на развитие ТЭК в пользу усиления роли других отраслей: обрабатывающей промышленности, развития транспортной инфраструктуры, строительства, аграрного сектора и создания товаров с высокой добавленной стоимостью.

В этом направлении Казахстан осуществляет приватизацию ключевых экономических активов, развивает программу государственно-частного партнерства, в рамках которой реализуются социально-значимые проекты, которые могут представлять потенциальный интерес для инвесторов.

…Одним из значимых факторов инвестиционной привлекательности выступает фактор политической стабильности. И это в рейтинге ECED единственный параметр, по которому республика оказалась не в числе лидеров.

- Мы анализировали близость/дальность электоральных циклов, опыт стран в осуществлении транзита власти, то, насколько устойчивы и развиты их государственные и политические институты. В этом рейтинге Казахстан оказался на четвертом месте. Во многом это обусловлено тем, что республике предстоит пройти транзит власти. Как известно, недавно в стране осуществлена конституционная реформа, которая предполагает перераспределение полномочий между ветвями власти. Однако серьезный анализ этих изменений не позволяет рассматривать их как подготовку к транзиту – тактические изменения не меняют кардинально влияния президента как главы республики. И поскольку опыта транзита в Казахстане пока нет, он оказался не в числе лидеров, - прокомментировал тему Притчин.

Более широко она представлена в тексте аналитического доклада.

Среди факторов, которые несут в себе потенциальные угрозы, способные дестабилизировать политическую ситуацию в республике, эксперты отмечают: возможный незапланированный отход от дел первого президента Казахстана Нурсултана Назараева; обострение борьбы внутри казахстанской политической элиты за экономические ресурсы и активы; протестные настроения в обществе, вызванные усугублением социально-экономической ситуации; резкое усиление влияния внесистемной оппозиции на фоне возможной неэффективности действующих властей в решении социально-экономических проблем, рост националистических настроений.

На политическую ситуацию в Казахстане в 2017 году, по мнению экспертов, также могут оказать влияние внешние факторы, такие, как возможное обострение обстановки на Ближнем Востоке, в которое окажутся втянуты партнеры Казахстана (Россия, Турция), торможение мировой экономики и дальнейшее падение цен на ресурсные товары казахстанского экспорта и другие.

Новым фактором, влияющим на инвестиционную привлекательность государств Центральной Азии и Южного Кавказа, является их участие в работе Евразийского экономического союза. Его позитивными компонентами выступают доступ к емкому рынку ЕАЭС, перспективы создания совместных производственных цепочек, в том числе, в области производства высокотехнологичной продукции, создание в краткосрочной перспективе единых рынков электроэнергии, природного газа, нефти и нефтепродуктов.

Через участие в работе интеграционного объединения Казахстан, как и другие партнеры, получает возможность коллективного отстаивания собственных экономических интересов и совместного выхода на рынки третьих стран, с которыми у ЕАЭС заключены договоры о зонах свободной торговли; доступ к дополнительным источникам финансирования — кредитам Евразийского банка развития и средствам Евразийского фонда стабилизации и развития. Позитивное влияние на инвестиционный климат также будет оказывать внедрение единых принципов макроэкономического регулирования, базирующихся на современных мировых практиках, и координация экономической политики.

Однако есть в этом процессе и обратная сторона – определенные экономические риски, которые могут негативно сказываться на инвестиционном климате стран-участниц ЕАЭС.

Так, в частности, усиление взаимозависимости экономик, открытость границ для товаров и услуг усиливают и вероятность негативного влияния кризисных явлений в одной из стран-участниц ЕАЭС на другие государства. Не следует сбрасывать со счетов и политические риски: внешняя политика системообразующего участника ЕАЭС — России — в последние годы оказывает сильное влияние на национальную экономик и опосредовано – на экономики остальных государств-участников союза.

Фактором, снижающим эффективность работы объединения, является также наличие противоречий между членами ЕАЭС, сохранение барьеров, изъятий и ограничений. Несомненно, издержки и определенный градус конфликтности присущи любому интеграционному объединению, однако сегодня в ЕАЭС их количество превышает то значение, при котором интеграционное объединение функционирует стабильно. В настоящее время ведется работа по устранению всех барьеров внутри ЕАЭС. Со временем они будут сведены к минимуму. Также постепенно сформируются механизмы и практики цивилизованного разрешения противоречий между членами интеграционного объединения.

Резюмируя итоги страновой выкладки по Казахстану в рейтинге инвестиционной привлекательности государств Центральной Азии и Южного Кавказа, следует еще раз подчеркнуть: экономический потенциал республики, перспективные программы развития и «дружественный» характер инвестиционного законодательства сохраняют за республикой статус высокой привлекательности в глазах потенциальных инвесторов. Однако в перспективном плане многое будет зависеть от того, насколько успешно страна осуществит транзит власти, и насколько неизменными останется при этом курс государства в сфере внешней и внутренней политики, а также ориентиры социально-экономического развития.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook и Twitter

 

23.03.2017 10:23

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Досье:

Олег Леонидович Домшенко

Домшенко Олег Леонидович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
37%

кыргызстанцев живут за чертой бедности

За какого кандидата в президенты Туркменистана Вы бы проголосовали?

«

Май 2017

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31